статьи

Буллинг, Школьная травля ребенка

Необходимый минимум информации, всем, кого волнует тема школьных издевательств над ребёнком. Статья сложная.

Последние годы всё чаще стали говорить о школьной травле детей. Слово «травля» обозначает физическое или психологическое давление на ребёнка. Также, используют англоязычный термин «буллинг».

С определением травли, чуть позже. Перед этим хочу отметить, что само обсуждение темы школьного насилия позитивно, по сути.

Сначала необходимо социальное явление. Затем, проблемы, связанные с ним, становятся заметными и о них начинают говорить. Обсуждение – это признание, показатель готовности искать решение проблем, связанных с социальным явлением.

Практика показывает, что ответ будет найден. Уже существует много рекомендаций, инструкций и алгоритмов, что делать в ситуациях школьной травли.

Позитив процесса обсуждения, заключается в перемене отношения к травле. Раньше, сталкивались с этим явлением, молчали, даже считали нормой, теперь травля — это проблема, о которой говорят и решают.

Цель статьи – дать необходимый минимум информации, о буллинге, для всех кого заботят  взаимоотношения в детском коллективе, особенно, в критических ситуациях.

Цель статьи – дать необходимый минимум информации, о буллинге, для всех кого заботят взаимоотношения в детском коллективе, особенно, в критических ситуациях.

ТЕРМИНОЛОГИЯ

Школьная травля, буллинг

(англ. bulling – запугивать, задирать) – издевательства, унижение, травля, длительное физическое или психологическое насилие над личностью, неспособной защитить себя в этой ситуации. 

Существуют похожие термины, но не столь распространённые:

Моббинг (англ. mob – толпа) – насилие и групповая травля одного человека. Акцент ставится на массовости, издевательства всей группы, коллектива над одним человеком.  

Хейзинг (англ. hazing — дедовщина) – неформальные насильственные ритуалы над новичками, которые требуется исполнить для вступления в группу и поддержания иерархии в этой группе. Характерен для закрытых (военизированных, спортивных, интернатных и др.) учреждений. Может встречаться в обычных школах и институтах, если при них есть общежитие. Новичков заставляют делать различные унижающие достоинство действия.

Во все времена — это серьёзная проблема подростковой среды. Исследования буллинга начались ещё в 70-е годы XX века, но тема актуальна и сейчас. Включает четыре главных компонента: агрессивное поведение; регулярность осуществления; дисбаланс власти в отношениях участников; умышленность.

Травля, буллинг – это социальное явление, свойственное в первую очередь школе. Это групповое явление и изучать надо через групповую динамику. У школьников складываются определённые ролевые отношения (во всём диапазоне от лидера до изгоя), происходит разрядка многочисленных детских импульсов, накопленных не только в школе, но и в семье.

Живучести этого явления способствует неспособность (отсутствие знаний, навыков) или нежелание педагога совладать с этой проблемой. Усугубляет ситуацию неосознанная провокация детей, к буллингу, учителем.

Термин «буллинг» сейчас более популярный и ёмкий. В статье буду использовать оба термина с равным значением, но считаю слово «травля» имеет более сильную эмоциональную окраску.  

Первое систематическое изучение буллинга принадлежит скандинавским исследователям К. Хейнеман; Д. Олвеус. По их данным, распространённость буллинга составляет от 5 до 25% и может быть затяжным явлением, до нескольких лет.  

В странах Европы и США существует крупные правительственные программы, цель которых определить распространённость этого явления. Как инструменты используются опросники для детей, учителей и родителей.

В России подобных программ нет, стандартизированные опросники отсутствуют. Поэтому, при оценке распространенности буллинга, ориентируются на группы риска и анализ правоохранительных органов. Так, при анонимном анкетировании 10 тыс. респондентов, 50% показали, что среди учащихся распространенно вымогательство.

Каждый десятый ребёнок подвергается буллингу более одного раза в месяц, 6% детей подвергается обидам и унижениям каждый день.

Группа повышенного риска по частоте буллинга дети 11-12 лет. Каждый десятый становится объектом травли чаще одного раза в неделю.

Девочки и мальчики одинаково сталкиваются с буллингом. Обидчиков в России в два раза больше, чем в европейских странах.

Каждый четвёртый ребёнок (28%) признался, что за последний год оскорблял и обижал других в реальной жизни или в интернете.

ВИДЫ БУЛЛИНГА

Исследователи пытаются систематизировать различных проявлений буллинга. Выделяют две большие группы.

 

Активные формы унижения.

физический буллинг:

— толчки, удары, пинки, побои и т. д.; 

— сексуальный буллинг;

— обидные действия,  например, плевки;

— повреждения имущества, порча тетрадей учебников, одежды. 

психологический буллинг:

– нанесение травмы оскорблением, угрозами;

— преследование, запугивание;

— дразнилки, клички;

— вымогательство денег, вещей, еды;

— кибербуллинг (травля в интернете, через электронные устройства).

 

Сознательная изоляция.

Исключение из группы:

— изоляция пострадавшего от других, всем коллективом;

— явное отторжение – не разговаривают, показательно уходят, подчёркнуто не замечают не только как личность, но и физический объект.

УЧАСТНИКИ БУЛЛИНГА

Буллинг групповое явление, поэтому нужно перечислить основных участников процесса и последствия пережитого для них.

ЖЕРТВА

Главный участник буллинга жертва, к ней приковано внимание, необходимость её защиты активирует решение проблемы.

Отношение к жертве непростой вопрос. Рассматривать жертву, с точки зрения, что у неё есть характеристики, определяющие эту роль, и она заслуживает её. Или недопустимость роли жертвы в классе, снятия обвинений, с последующей работой психолога, когда травля закончится.  

Существует междисциплинарная область (раздел криминалистики), которая изучает поведение, психологию жертвы.

Виктимология (лат. victima жертва, лат. logos учение) — учение о жертве преступления, имеет установку, что потерпевшие имеют некие особенности (личностные или поведенческие) из-за которых им причиняют вред.

В насилии, можно выделить пару, преступник и жертва. Изучая поведение маньяков, грабителей очевидным становится осознанный выбор жертвы. Маньяк может искать женщин с определённой причёской или ростом. Грабитель будет выбирать менее крупных людей по сравнению с собой. 

Идея в том, что потерпевший дополняет преступника. Знание определённых характеристик, может помочь в расследовании. Но потенциальной жертве от этого мало пользы. Кто может предсказать, на что будет реагировать следующий маньяк. Если брать грабеж, все не смогут быть крупнее грабителя.

Но кроме, физических данных, основным становится изучение психологических особенностей жертвы. Конечно, в исследованиях, есть определённый смысл, но как следствие перекидывается мостик, что жертва сама виновна в произошедшем насилие. 

Акцент с преступника переходит на изучение жертвы, что она сделала не так, с выводом – жертва сама виновата. Установки виктимологии популярны в постсоветской России. 

При рассмотрении процесса и конечного результата преступного посягательства используют термин виктимизация.

В изучении виктимизации за рубежом, такой взгляд подвергается острой критике и обозначается термином «обвинение жертвы».    

Вредность этого подхода в том, что время и силы тратятся на обсуждение жертвы, а не нахождения истинных причин и решение проблемы, способствуют оправданию насилия, приносят дополнительные страдания потерпевшему. 

Насилие рассматривают, как виктимизацию жертвы, когда происходит «обвинение жертвы», то говорят о повторной виктимизации. Жертва перенесла насилие и при обращении за помощью слышит порицания,  обвинения, неуместные высказывания от специалистов, к которым она обратилась. Страдания жертвы усугубляются и могут служить примером, что обращаться за помощью  хуже, чем терпеть насилие.

Повторная виктимизация или её попытки, часто встречаются при школьной травле. Любой, кто начинает говорить, что жертва сама поспособствовала издевательствам, ей надо поработать над собой переносит обвинения на потерпевшего с агрессора.   

 Обвинение жертвы,  как психологический феномен имеет свои объяснения, при желании можно прочесть по ссылке – феномен справедливого мира >>>.

Изучая школьную травлю, пытаются найти предпосылки для неё. Конечно, изучение жертвы непременное условие, главное, какие выводы можно сделать. Для примера, привожу список характеристик жертвы.

В буллинге, роль жертвы имеет внешние физические и внутренние психологические предпосылки, и даже активное освоение ребёнком этой роли. Считаю слово «активное» – крайняя форма обвинения жертвы.

Жертве приписывают физические причины:

— пол не имеет значения, травле подвергаются как мальчики, так и девочки. 

— как выглядит жертва. Толстый, слишком худой, некрасивый, физические недостатки, бросающиеся в глаза т .д.

— не той расы, национальности, цвет кожи и разрез глаз и т.д.

— излишняя женственность для мальчиков и мужественность для девочек.

— физические ограничения, которые выделяют из всего коллектива, не может ходить, плохо слышит или видит и т.д.

— заболевания, диабет, эпилепсия и т.д.

— физическая слабость в сравнении со сверстниками.

Так и хочется сказать — и… Дальше, что? Ребёнку нужно стать другой национальности, срочно похудеть, если не слышит усилием воли восстановить слух? С эпилепсией что делать?  

Или это просто удобный способ, всем окружающим, пожать плечами и сказать, что мы можем сделать, он так выглядит. А те, кто травил его, пусть продолжают это делать. Это были физические причины.   

Психологические причины:

— излишняя чувствительность, тревожность, склонность к слезам;

— завышенная или заниженная самооценка;

— плохие навыки коммуникации;

— плохая успеваемость;

— гиперактивность, дефицит внимания и т. д.

На этом закончу список. Такие списки бывают более подробными и большими. И чем длиннее они, тем больше наше внимание уходит в сторону «обвинения жертвы» или ложной иллюзии родителей будущих учеников, что они могут «подготовить», «прокачать» своего ребёнка перед школой и обезопасить его от роли жертвы.

Если ребёнок травят, а вам советуют сводить его к психологу, поговорить с ним, начинают перечислять, в чём он неправ и т. д. Говорящий, присоединяется к групповой травле. Делает это, скорее, неосознанно в силу отсутствия информации, но это именно так!

Травля — это групповой процесс и работать надо через группу. Водить жертву к психологу и ждать, что волшебным образом всё решится бессмысленно. Что после нескольких консультаций она вернётся обновлённой, «прокаченной» и «апгрейженной», а дети, увидев её, восхитятся и перестанут травить – это утопия. На этом этапе психолог не поможет.

Групповую проблему травли не решить работой на личностном уровне. Детям простительно так думать, в силу их знаний, что травят за что-то (толстый, такие очки), вот был бы он другим. Это не так, групповая динамика показывает, что если нужна жертва, группа нуждается в ней, то её найдут в первом попавшемся. Поэтому хочу разочаровать тех, кто думает, что ребёнка можно подготовить. Ситуация может сложиться так, что он ошибётся всего раз, заплачет, сделает что-то и ярлык будет приклеен.

Множество примеров. Бывшая жертва переходит в другую школу. Первое – в новом классе, он перестаёт быть жертвой, без всякой работы над собой, что ещё раз доказывает, на этом этапе хождение к психологу ничего не даст. Второе – как только ушла жертва, в старом классе через неделю была найдена новая жертва, с другими характеристиками и даже полом. В старом классе, травля продолжилась. 

Ещё пример, из личной жизни (к сожалению). Жертва подвергалась травле, как только она заболевала, сразу переключались на другого, замена на время болезни. Из-за чего неважно, обвинения были радикально другие, группе нужно было кого-то травить.

Буллинг, травля – это групповой процесс. Работа с одной жертвой – это личностный уровень. Через работу на личностном уровне не решить проблему группы.

Тот, кто советует обратить внимание на жертву, ее вклад в ситуацию, сводить к психологу, неосознанно становится на сторону травли.

Психолог на этом этапе помочь не может. Он нужен будет позже, когда травля будет устранена взрослыми, вот тогда консультации будут нужны. Но прежде травля должна быть прекращена.

Сделать это, могут только взрослые, а не жертва. Жертва не виновата. Ребёнок может быть худым, толстым, в очках, глупо смеяться. У него, может быть мало друзей, с ним неохотно могут общаться. Но травля, насилие недопустимы! Он должен заходить в класс, школу и не сжиматься от страха! 

Отсутствие насилия базовое право ребёнка!

ПОСЛЕДСТВИЯ БУЛЛИНГА ДЛЯ ЖЕРТВЫ

Всё когда-то заканчивается, буллинг тоже, но последствия от пережитого могут долго оказывать влияния на жизнь. Перечислю основные последствия жертвы травли:

— Устойчиво сниженная самооценка, длительно и надолго. Сопротивление её повысить. Жертвы, как и все остальные участники, думают, что дело и правда в них, они сами виноваты в таком отношении к себе, заслуживают этого, конечно, это не так.  

— Тревожные расстройства, вплоть до клинического уровня.

— Социофобия, вплоть до клинического уровня. Страх общаться с любыми людьми.

— Посттравматические состояния.

— Психосоматические заболевания.

— Суицидальные мысли и попытки. Буллинг — это реальная опасность суицида, в отличие выдуманной про «синих китов» в интернете. Школьная травля, особенно длительная, рождает чувство безысходности, приводит к мыслям о самоубийстве. Интернет не может создать суицид, он может показать способы, но желание умереть идёт от реальной жизни.

АГРЕССОР

Агрессор, зачинщик, провокатор обязательный участник буллинга, тот, кто начинает, проявляет агрессию по отношению к жертве. Обычно один-два человека в классе становятся инициаторами травли.

Считается, что это роль мальчиков, но как показывают исследования, девочки также могут быть агрессорами, провокаторами травли. В проявление жестокости к жертве не уступают мальчикам, а иногда бывают и более изощрёнными в издевательствах. 

Процесс отвержения начинается рано. В первом классе распределяются роли и можно наметить изгоев и лидеров. Личные обиды и месть редко становятся причиной травли.  

Раньше считали, что агрессор сам «обижен жизнью» и не уверен в себя, главная причина травли. Фильмы развивали такие представления. Узнаваемое клише, когда возвращаются в прошлое преступника, в его детство, и там наблюдают, как над ним издеваются другие. Будущие жертвы (жертва сама виновата, вот кто причина, что он стал монстром).

Но в мире, что-то меняется. Набор характеристик агрессора тоже. Да комплекс неполноценности зачинщика остаётся актуальным, но дополняется всё новыми подробностями.    

Всё больше работ показывают, что агрессор имеет хорошие социальные навыки, умеет и любит привлекать к себе внимание, физически развит. Стремится к роли лидера и это не компенсация неуверенности и проигрыша.

Всё больше среди зачинщиков благополучных детей. Они настолько утвердились в своём превосходстве, считая, что право насмехаться, унижать других, дано им от рождения. Тот, кто не понравился, достоин преследования.

Такая позиция детей зависит от их родителей. Папы и мамы не только не признают недопустимым поведение своих детей, но защищают и поддерживают его. Их ребёнок добрый и благородный, приводят примеры этому. А то, что происходит всего лишь защита от жертвы, которая сама виновата (как всегда) в этом.    

Конечно, остаются «классические» агрессоры, для которых насилие единственная возможность занять ведущую позицию. Так, компенсируя семейные проблемы, социальные трудности и неспособность добиться внимания и расположения к себе, хорошими оценками и учебными достижениями.  

Поведение подчёркнуто агрессивно (победа в драках как цель), грубость в словах и действиях по отношению ко всем, попытки доминировать в группе делая запрещённые, осуждаемые поступки.

Перечислю наиболее значимые характеристики агрессоров:

— активные, претендующие на лидерство в классе дети;

— нашедшие жертву для самоутверждения;

— дети, которым нравится быть в центре внимания;

— дети, с развитым чувством превосходства, любят делить на «хороших» и «плохих»;

— не умеющие поставить себя на место других, сочувствовать.

— ярко выраженный максимализм (характерен для подросткового возраста).

Можно ли прекратить травлю работая на личностном уровне только с агрессором? Выясняя, почему у него такая потребность, что происходит в семье (часто агрессор там, в роли жертвы), искать другие модели самоутверждения и т. д. Скорее всего, нет.

Такая работа может занять много времени, а главная цель на первом этапе прекратить буллинг как можно быстрей. Агрессор может не ходить в школу, но группа будет продолжать травить жертву без него.          

Консультации психолога обязательны, но после того как травля будет прекращена и жертва сможет без страданий посещать школу.

 

ПОСЛЕДСТВИЯ БУЛЛИНГА У АГРЕССОРА

Может показаться странным, но агрессор получает свой негативный опыт, который скажется в будущем.

У мучителей, повышена вероятность, что в будущем проявятся черты антисоциальной личности, плохая адаптация в социуме, семье, с друзьями и коллективе. Повышенная тревожность, депрессивность и зависимость от алкоголя, наркотиков. 

Развращающий опыт агрессивной модели поведения, в детстве даёт выигрыш. Дети пасуют от хулиганского напора, сталкиваясь с ним в школе. Но когда повзрослевший агрессор пытается делать то же самое  в группе взрослых, он получает отпор, его быстро отодвигают всё в сторону и он оказывается в изоляции, так как никому не хочется с ним общаться и иметь дело.  

Взрослая группа живёт по другим правилам, физическая сила не имеет значения, хулиганский напор не допускается. Модель поведения становится проигрышной.

Совсем необязательно, что агрессор — это пожизненный хулиган и двоечник. Возможно, будет всё по-другому. Спустя несколько лет он повзрослеет и пересмотрит своё поведение. Будет хорошим специалистом, человеком.

Но чем более зрелым он будет становиться как личность, тем тяжелее ему будет вспоминать, о травле в школе и издевательствах над жертвой. Возможно, всю жизнь, будет чувствовать вину, которую трудно загладить.   

Мучители, повзрослев, просят прощения у своих бывших жертв. Как правило, жертвы, оказываются более добрыми и отзывчивыми, прощая их, но не всегда чувство вины проходит.

СВИДЕТЕЛИ БУЛЛИНГА

В классе есть не только агрессоры, но и преследователи. Их большинство — это нейтральные наблюдатели, свидетели происходящего. По мне, они не отличаются от агрессоров, в поощрении насилия, лишь не столь активны.

Считаю, что основную травлю создают не агрессоры, а очевидцы. Это общий вклад группы. Своим молчанием, поощряют происходящее, не препятствуя ему. Какая-то часть свидетелей осуждает издевательства, но не делают попыток прекратить его.  

За буллинг, ответственны все. Любой, кто стоит и хихикает, кто вставил лишь одно словечко насчёт жертвы, а при выходе из класса толкнул жертву или скинул учебник с парты. Предложил  «забавное» издевательство над ней или её вещами, а потом все стоят и с интересом смотрят (теперь снимают на телефон), как это реализуют более агрессивные участники травли.

Без участия большинства невозможно создать изоляцию одноклассника, для этого необходимо участие всех. Если один, два человека разговаривают, замысел распадается. 

Почему добрые и отзывчивые дети становятся преследователями своего одноклассника, лично им ничего не сделавшего? Перечислю основные причины такого поведения.

  1. Стадное чувство. «Все делают, я делаю». Простое участие, без раздумий. Происходящее кажется забавным и весёлым. Не думает о чувствах жертвы.
  2. Ради самоутверждения, в своих глазах. Повысить личный статус в группе. Желание понравится агрессору.
  3. Страх. Свидетели находятся в эмоциональном напряжении, они с ужасом примеряют роль жертвы на себя, боятся занять её место. Хоть дети и считают, что травят «потому что», но в глубине чувствуют, что могут оказаться на месте жертвы без особых на то причин. Лучше его, чем меня.

Больше всего старается, тот, кто сам может стать жертвой, не уверенные, не вызывающие симпатию, тревожные и слабые.

Когда травля заходит далеко, тот, кто заступится за жертву, присоединяется к ней. Сидеть с жертвой за одной партой уже опасно. Достаточно приблизиться к изгою, чтобы потерять своё место в группе.

4. Банальная скука. Нет созидательной, интересной деятельности. Они бы лучше в футбол играли, но мяча нет. Мне кажется, сейчас в школе, в такой ситуации, спасают телефоны.

Можно выделить психологические характеристики детей, становящихся свидетелями, преследователями:

— Не самостоятельны, поддаются чужому влиянию.

— Конформисты, следуют правилам, внушённым стандартам (прилежные, послушные).

— Любят снимать с себя ответственность за происходящее.

— Жёстко контролируются старшими (родители требовательны, наказывают).

— Не думают о последствиях, не ставят себя на место других.

— Не уверенны в себе, очень дорожат дружбой с лидерами класса.

— Трусливы и озлоблены.  

 

ПОСЛЕДСТВИЯ БУЛЛИНГА ДЛЯ СВИДЕТЕЛЕЙ

Взрослея, свидетели, отлично понимают, в чём они принимали участие, но будет поздно. Этот опыт становится мучительным и постыдным. Чем более зрелой будет личность, тем более неприятны и тяжелы воспоминания травли.  

Сколько примеров в жизни, когда весь класс, на выпускном, просит у жертвы прощенье. Не помню, читал или слышал, что все одноклассники встали на колени, перед жертвой и попросили прощенья. Повзрослели ребята и девчата и стало стыдно.

Когда просят прощение, не становясь на колени, тихонько, по одному, окончив школу или институт, примеров ещё больше. Их количество показывает распространённость буллинга. Задумавшись о проблеме травли, я разговаривал со знакомыми, поразило, что каждый рассказал пример буллинга в своём классе. Где я учился, было то же самое. 

Будет совесть свидетелей спокойна после этого, не знаю. Зависит от личных качеств, совершённых издевательств и от повзрослевшей жертвы.  Есть такие, кто успокаивает, своих прошлых обидчиков. Конечно, все люди разные, не всех мучает совесть. Видел индивидов, несколько состарившихся (не хочу писать, повзрослевших), которые со смехом вспоминают, как травили одноклассника. Но остаться таким, само по себе наказание. 

ПЕДАГОГ

Заранее прошу прощенья у  работающих в образовательных учреждениях, я не считаю, что все такие и не обвиняю никого. Те примеры, что я привожу, надеюсь, исключение из правил и точно не злой умысел. 

Знаю, как просело педагогическое образование, сколько лекционных часов выделяют на важные учебные дисциплины. Понимаю, как завален учитель различными отчётами и бумажной работой. На другие задачи не только времени, но и сил не хватает. Ещё и заработать надо, да и личной жизни хочется.

Тем не менее, педагог является главным лицом в ситуации буллинга. Это тот самый взрослый, который обязан понимать причины буллинга и групповую динамику класса. От него зависит, как будут развиваться события, и будет ли травля в классе вообще.

Буллинг — это групповая проблема, решить её, может, только взрослый, который непосредственно руководит группой, знает и отвечает за то, что происходит в ней. А также берёт на себя ответственность за моральный климат в группе, задавая границы, дети — вот так мы делаем, а так не делаем. 

Есть примеры, менялся педагог, и травля заканчивалась, при всех оставшихся агрессорах, жертвах и свидетелях. Как сказал один психолог, в младшей школе, иногда достаточно только поднятой брови, чтобы дети поняли, так поступать не надо и буллинг умирал при рождении. 

Проблема в недостатки знаний. Учителя не имеют информации о буллинге, даже базовой, их не учат работать с группой, они ничего не могут сказать о групповой динамике. Этому просто надо учить, обычное умение, не нужно никаких талантов и сверх способностей.

Сейчас по буллингу  достаточно материала теоретического, так и практического. Его надо знать и использовать при необходимости. Написаны алгоритмы действий при буллинге, остаётся последовательно двигаться от пункта к пункту, и получите необходимый результат.   

К сожалению, есть примеры, что учителя не только не берут на себя ответственность за группу, но  и провоцируют буллинг. Чаще не осознанно. Несколько примеров.

Физкультура. Учитель, делит класс и проводит эстафету. Будет обязательно проигравшая команда и поиск виновных. Урок прошёл. Но эффект от поражения остался и в раздевалке дети нападают с упрёками, на тех кто оказался небыстрым, неловким, виноватым в проигрыше по мнению детей.

Второй пример, взят из личного опыта. Произошёл в классе, где учится моя дочь (она и рассказала). На физкультуре, учитель лишает весь класс игры с мячом. Это наказание. При этом говорит, что все пострадают из-за нескольких человек и перечислила фамилии.

Когда выслушал эту историю, онемел на несколько минут. Учитель физкультуры понимала, что делает? Это не намёк, а прямая провокация буллинга. Рассмотрим, что произошло на деле.

Учительница не справляется с классом, не скрывает этого. Она снимает с себя роль взрослого человека, который отвечает за группу и уходит в сторону. Но ответственность она перекладывает на детей, что они должны следить за поведением и воспитанием своих одноклассников, если хотят играть в мяч. Остаётся только подумать, какие методы воздействия выберут дети получившие полномочия, сомневаюсь, что педагогические.

Похожая обстановка показана в кинофильме, специально не пишу названия, кино из разряда «не для всех», про американскую армию. Показана ситуация буллинга, заканчивается убийством и суицидом жертвы.

Сержант, натаскивающий новобранцев, начинает травить, менее способного из всех. Унижение должно сделать из него настоящего морпеха. На этом этапе он единственный агрессоров, остальные, свидетели поневоле. Призванные в армию не могут, по своему желанию, выйти из роли солдата. Как и ребёнок не может самостоятельно поменять школу и класс. «Помучившись» некоторое время, сержант выбирает новую тактику.

Вечером, в казарме, перед сном он ставит жертву в центр и объявляет всем остальным – «Я пытался исправить его, но потерпел неудачу. Всё потому, что вы не хотите помогать мне. Теперь я больше не буду наказывать его. Я буду наказывать вас. За каждый его проступок вы будете отвечать вместо него».

Воздействие было обыкновенным армейским. Обыкновенным! Как привычно насилие. Сержант заставлял отжиматься, бегать  и т.д. Делал он это осознанно, признал свою неспособность переделать его, при всех. Буллинг  используется как манипуляция, заставить солдат совершать насилие над жертвой, для достижения своей цели.  

Точно, не вспомню, но на следующую ночь, до этого нейтрально настроенные новобранцы, проводят физическое наказания жертвы. Когда тот засыпает, два человека его прижимают одеялом к кровати, а все остальные наносят удары куском мыла, замотанным в полотенце. Больно, но не остаётся следов.

Интересен небольшой фрагмент. С жертвой рядом спал и больше других общался один новобранец, он стоит с полотенцем и не решается бить, все остальные ждут, когда он ударит, возникает заметная пауза. Посмотрев по сторонам, с отчаянием бьёт не один, как всё, а два раза. 

Заканчивается, тем, что жертва убивает сержанта, потом себя. 

Хочу вернуться к рассказу дочки. Интересно, учитель понимала, что делает. Думаю, нет. Не было расчёта как у сержанта из фильма. Но провокация детей к буллингу была.  Диплом педагога имеется. 

Не надо думать, что это проблема физкультуры. Дети не идут на экскурсию, которую ждали. Всему классу сказали причину, из-за неуспеваемости нескольких человек, назвали по фамилиям. А обычные вздохи, при учениках, что двое или трое портят весь класс.    

Начальная школа, в классе медлительный ребёнок. Учитель всем видом, а иногда словом, показывает, как же он его достал, как все мучаются из-за него. Мелочь, но дети тонко чувствуют настроение и желание взрослого. Могут понять это как сигнал к действию.

В одном выступлении проскользнула информация, что 90% травли в начальной школе инспирированы педагогами. Не поручусь за эти данные. А когда, надо что-то делать, для выхода из положения, работа не проводится. Начинаются разговоры «Ну, что вы хотите, в нашем обществе. Дети они такие. Это всегда было».

Подумав, решил написать, на что желательно обращать внимание педагогу. Понимаю, перечислить «что надо делать» и не сказать «как это сделать», мягко говоря, не лучший способ. Но хоть наметить направление к чему стремится.
Учителю надо:

— Беседовать с ребёнком, ни только об оценках, поведении, а о его интересах, что ему нравится делать, его желания и мечты. Стараться узнать ребёнка.

— Наблюдать за детьми в разных ситуациях.

— Обращать на самые мелкие происшествия в классе.

— Прежде чем сказать, принять решение, подумать, как это отразится на ученике.

— Не пренебрегать детскими жалобами, не отмахиваться от них, не называть ябедой при других. Лучше забыть слово «ябеда». Ребёнок просит помощи у взрослого, понимая, что ему больше никто не поможет.

— Пресекать насмешки над неудачами одноклассников.

— Если репутация ребёнка испорчена, давать такие задания и обсуждать случаи выигрышного поведения, успеха.

— Недопустимо обсуждение ребёнка перед всем классом, не путать разговор о поступках которые он делает.

— Акцент на оценках и разбор ошибок.

— Действия по объединению класса (совместные поездки, постановка спектакля, стенгазета и т.д.).

— Обдуманно формировать пары (для работ, занятий в классе). Особенно внимательно отбирать детей в  команды.

— Рефлексировать свои чувства, есть ученики, которые не нравятся мне, почему?

ПОСЛЕДСТВИЯ БУЛЛИНГА У ПЕДАГОГОВ

Для педагога, школьная травля, травматичный опыт, особенно для тех, кто не считает буллинг нормой. Видеть, понимать, что происходит, но не знать, как поступить в ситуации, тяжёлый опыт. Сострадание к жертве и обвинение себя  в неспособности помочь, усиливает негативные эмоции. 

Происходящее отрицательно влияет на классную успеваемость. Когда в группе идёт откровенная травля жертвы, все участники находятся в стрессе. Жертве, конечно, не до обучения, там всё подчинённо выживанию. Но свидетели тоже испытывают эмоциональное напряжение, страх опасности стать жертвой. Когда человек находится в стрессе способность к обучению снижается. Страх отрицательно связан с обучением.

ПРИЗНАКИ БУЛЛИНГА

Причин буллинга много, все их перечислять в статье нет смысла, так можно не дойти до того, что с этим делать. Но надо выделить несколько наиболее важных.

Одна из причин – насильственно собранная детская группа. Класс, формируют не учитывая желания детей, иногда вопреки ему. Школа — это административное деление. Все учатся (каждый сам), в одном помещении, никто не выбирал этих людей как одноклассников, так и педагога.

Группу объединяет общая конструктивная деятельность, но в школе её может не быть. Учиться каждый сам за себя, нет общей связки. Наоборот, двойка или порицание другого вызывают радость. Деление внутри группы уже началось, на мы и они, на попытки лидерства и т.д. Самый лёгкий способ объединения, дружить против кого-то (мы – окей, он/они не окей), вот что становится объединяющим фактором.

Им нужен взрослый, который берёт ответственность за группу, находит созидательную деятельность, связывающую детей, регулирует нормы поведения и климат в группе.  Отсутствие такого взрослого пускает процесс на самотёк и ответственность перекладывается на детей.

Травля начинает набирать обороты. Группа становится дисфункциональной, отказаться от этого практически невозможно. Процесс будет развиваться, особенно если взрослые самоустранились.

Обратите внимания, травли не бывает в кружках. Когда дети собираются по интересам, время структурировано, в основе лежит полезная, интересная деятельность, буллинга не бывает. Объединяет позитивное занятие (рисование, футбол, спектакль) дети чувствуют единение и переживают удовольствия при достижении успеха.  

Сам был руководителем центра, где проходили занятия дети разного возраста. Буллинга просто не было.

ЧТО НЕ ЯВЛЯЕТСЯ БУЛЛИНГОМ

До этого я писал, что такое буллинг, теперь напишу, что им не является.

Агрессивное поведение

Агрессия один на один. Ссоры, драки, оскорбления, порча вещей, без всеобщей травли. Один подрался с другим. Они могут потом помериться или обмениваться оскорблениями, не говорить на протяжении месяца — это не буллинг. Агрессивное поведение есть, но общей травли одного всеми нет.
Роли у повздоривших равные. При желании участник, может не драться, не отвечать и выйти из конфликта. Обстоятельства неприятные, но у соперников остаются друзья, общение не заканчивается. 

Для буллинга характерна групповая травля, в этом заключается неравенство ролей. Конфликт подразумевает связку оппонент-оппонент. Некое равенство. Того кого травят, лишают достоинства личности, он не рассматривается как равный оппонент. Жертва не может прервать конфликт (перестать быть оппонентом), сменить роль по своему желанию.

Насколько плоха агрессия сложный вопрос, не буду углубляться в него. Кратко замечу, что подход никакого проявления агрессии подвергается сомнению, не получается её вычеркнуть из жизни, скорее надо говорить о её регулировании. 

Непопулярность в классе

Недопустимо ставить равенство между травлей и общим признанием. Ребёнок может быть непопулярным. Тихий, у него мало друзей, избегает всеобщего внимания. Сложный вопрос плохо это или хорошо. Иногда дети сами не хотят популярности их, устраивает тихая, спокойная жизнь и два, три друга. Но их  не травят систематически всем классом.

Я лично знал таких ребят, общался с ними, когда повзрослели, ничего катастрофичного в этом не вижу. Есть люди, которые не любят шумных компаний и не хотят быть в центре внимания.

Оцените разницу с травлей. Популярность в школе или классе никто не может гарантировать. Администрация не способна дать обязательства, что каждый ребёнок будет любим всеми и популярен. Такие обещания не даст самый гениальный педагог.

Но дать гарантию, что ребёнок не будет подвергаться издевательствам, психологическому давлению, школа обязана. Быть защищённым – право каждого ребёнка. Это вопрос правовой, а не педагогический. 

Каждому ребёнку гарантирована безопасность. Любой ученик – популярный и непопулярный, красивый и некрасивый, умный и не очень, имеет право быть в безопасности, идти в школу без страха. Заходить в класс и не сжиматься от ужаса. Знать, что его не будут бить, плевать в спину и оскорблять. 

ПРИЧИНЫ ТРАВЛИ

Выявить буллинг не так легко, как кажется. Столь эмоциональный и влияющий на группу процесс долго незаметен для других. Сигнал должен идти от жертвы, кто ещё может знать, о её страданиях.

Но пострадавший часто молчит, о том, что происходит. Причины разные, чувство стыда, страх, что травля станет ещё сильнее, отсутствие веры в помощь.

При молчании жертвы, маловероятно, что расскажут другие участники буллинга. Бывает рассказывают оставшиеся друзья или знакомые из других классов.

Кажется нормальным, что первыми о травле узнают родители. К кому ещё обратится ребёнку в таком положении. Но часто дети молчат. Влияет, оказывает, отсутствие доверия между ними, непонимание родителями сложности происходящего, от этого советы как себя вести в школе. Худший вариант обвинение ребёнка (сам виноват), нечего быть таким хлюпиком, надо уметь постоять за себя, грош тебе цена, сам должен решить проблему. 

Ребёнок молчит.

Остаётся наблюдение взрослыми за детьми. Проблема ещё в том, что нет определённого портрета жертвы буллинга для диагностики травли. Но общие особенности поведения при буллинге описаны. 

Заметив изменения, что ребёнок ведёт себя непривычно, странно, желательно тщательно понаблюдать за ситуацией, а потом поговорить, если опасения подтвердятся. 

 

Поведенческие особенности:

— отстранённость от взрослых и других детей;

— негативизм при обсуждении темы буллинга;

— агрессивность к взрослым и детям.

Эмоциональные особенности:

— напряжённость и страх при появлении ровесников;

— обидчивость и раздражительность;

— грусть, печаль и неустойчивое настроение.

Сочетание нескольких признаков, служит поводом обращения внимания на ребёнка и группу.

Детальное изучение физического состояния и поведение ребёнка:

— синяки, царапины;

— рваная одежда (не связанная с игрой);

— порванные учебники, тетради;

— выглядит расстроенным, часто плачет;

— производит впечатление тревожного, неуверенного в себе;

— беспокойно спит, жалобы на ЖКТ, головные боли;

— просит деньги или крадёт их (выполняет требование агрессоров).

Отношения со сверстниками:

— часто обзывают, дразнят, унижают, подвергается насмешкам со стороны сверстников;

— часто задирают, толкают, пинают, бьют, а он не может себя защитить;

— регулярно оказывается участником ссор, драк, в которых он скорее беззащитен;

— проводит время в одиночестве, у него нет ни одного друга в группе;

— дети не выбирают его в командные игры;

— не спрашивает у одноклассников домашнего задания:

— ребёнка не приглашают на праздники и он никого не приглашает.

В учебном учреждении:

— другие берут вещи ребёнка, разбрасывают, рвут их, портят;

— ребёнок держится рядом со взрослыми;

— резко ухудшается успеваемость;

— боится или не хочет идти в школу;

— убегает из учреждения;

— ребёнок не приводит одноклассников в гости, сам не ходит;

— нет ни одного друга в учреждении, с которым можно провести время;

что делать с буллингом

(Составил на основании рекомендаций Л. В. Петрановской).

1. НАЗВАТЬ ЯВЛЕНИЕ.

Первое, необходимое условие это признать и добиться от других, чтобы происходящее в группе, назвали травлей или буллингом, тем самым приняв факт существования этого социального явления. 

Со стороны родителя – вы ничего не можете сделать с травлей, это групповой процесс, влияет тот, кто руководит группой.

Бесполезно помогать дома жертве, мотивировать, успокаивать, давать советы и тем более обвинять жертву, что она сама способствует такой издевательствам над собой.

Поддержка ребёнка нужна, необходима, но надо понимать, что так травлю не остановить. Невозможно, так поговорить с жертвой, что она придёт в класс и прекратит буллинг. Зато есть множество примеров, что жертва попытается отомстить, тем, кто травил её.

Не поможет поход домой к агрессору, там он другой, его родителей не сильно будет заботить (если вообще озабоченность будет) проблема вашего ребёнка, они скорее поверят своему, когда вы уйдёте.

Так, что остается родителю? Что он может сделать на этом этапе?

Заявить в школе о буллинге. Заставить назвать то, что происходит травлей. Не просто рассказать, а признать, что идёт регулярное эмоциональное и физическое насилие над ребёнком. 

Не успокаиваться пока явление не будет названо и не признают, что в классе есть травля, буллинг. Не соглашаться, ни на какие разговоры, уводящие в сторону: 

— Да, у Лёши или Лены не ладится иногда с одноклассниками.

Говорящий, не хочет признавать травлю. Ребёнка доводят до слёз, систематически унижают, портят его вещи, игнорируют – это называется ТРАВЛЯ! Не ладится это совсем другое.

— Это дети, что с этим поделаешь.

Тот, кто так говорит, снимает с себя ответственность за происходящее. Попытка уйти от роли взрослого. За этим скрывается незнание, что делать или нежелание решать проблему.   

-Так всегда было в школе, это нормально. Когда мы учились, такое тоже было.

Попытка убедить, что в травле человека нет ничего из ряда вон выходящего. Травля — это не нормально и недопустимо! Если такое когда-то было, не значит, что так должно быть сейчас. В этих словах, читается нежелание принимать меры.

— Ну, знаете, ваш ребёнок тоже не подарок. Вы сами поговорите с ним, разберитесь. Сводите ребёнка к психологу.

Да, ребёнок может быть не прав. Он может быть не подарок и с этим надо работать. Но не значит, что его можно бить и издеваться. Происходит обвинение жертвы (сам виноват). Совет сводить к специалисту то же самое. Психолог потребуется, но чуть позже, сначала надо прекратить травлю.

— Дайте детям самим разобраться. Пусть учатся решать конфликты.

Снятие ответственности, уход от роли взрослого, желание ничего не делать и переложить действия на других. Рекомендация прежняя, признать травлю! Дети сами не разберутся, чем дольше они будут «сами разбираться», тем тяжелее будут последствия для всех участников буллинга.   

Напомню, травля не конфликт. Конфликт, подразумевает, противостояние оппонентов, предполагает некоторое равенство (на личностном уровне) и возможность выбора различных стратегий поведения. Одна из стратегий — уход от конфликта.

В буллинге у жертвы нет выбора стратегий, нет возможности уйти. Ребёнок вынужден идти в школу, заходить в класс, зная, что над ним будут издеваться. Нет и равенства оппонентов, физическое и эмоциональное насилие разрушают конструкцию конфликта. Если кого-то будут мучить в полиции (такое бывает, к сожалению), вы же не скажете, что это конфликт, потому что нет равенства, рушится связка оппонент-оппонент.    

На первом этапе, поведение родителя имеет большое значение. Знание, что делать, может сильно повлиять на развитие событий. Задача первого этапа остановить травлю, для этого нужен взрослый, который возьмёт на себя  ответственность и назовёт явление своими словами.

Если учитель уходит с позиции взрослого, надо идти выше, искать того, кто возьмёт на себя ответственность. Признак готовности – когда вы найдёте человека, который признаёт происходящее травлей.

Идите к учителю, завучу, директору, найти взрослого готового помочь, вот помощь родителя. Ступень за ступенью вверх. Не просите, а твёрдо требуйте. Нарушается право ребёнка и формулировка строится именно так.

«Я правильно понимаю, что ваш педагогический коллектив не способен справиться с ситуацией, когда мой ребёнок систематически подвергается эмоциональному насилию».

Когда увидят, что вы не остановитесь, взрослый найдётся и возьмёт на себя ответственность. Если для этого требуется время, а положение очень острое, можно на несколько дней не пускать ребёнка в школу. 

После того, как явление травли будет принято администрация школы создаёт рабочую группу, а назначенный взрослый должен поговорить с классом, в которой происходит буллинг, чтобы обозначить эту проблему. 

2. ОЦЕНКА ПРОИСХОДЯЩЕГО.

На втором этапе участие родителя в учреждении заканчивается, его задача поддерживать ребёнка дома. Оправдано будет проконсультироваться у психолога.

Теперь проблему буллинга, решают люди, работающие в учреждении. Лучше, если этим будет заниматься тот, кто непосредственно руководит группой (учитель в школе), где идёт травля. Нити групповых процессов должны быть в его руках, а психолог и выбранные для решения проблемы коллеги оказывают помощь.

Общаясь с классом, учителю нужно зафиксировать буллинг и дать ему однозначную оценку. Все люди разные,  могут нравиться или нет, иметь отличное от других мнение. Всё это не повод травить и унижать человека.

Потенциал людей заключается в том, что при всей разнице и отличии друг от друга, они умеют договориться  и заниматься совместной деятельностью для достижения результата.

3. ДОБИТЬСЯ ПОНИМАНИЯ, ЧТО ТРАВЛЯ — ГРУППОВАЯ ПРОБЛЕМА.

После того как явление травли озвучено, ответственный взрослый должен добиться, донести до группы (класса), что это общая проблема. Происходящее касается всех.

Травильщики не всегда осознают, что на самом деле они делают и что происходит. Для них это может представляться, как «мы просто дразним» или «да это забавная игра» или « а мы его не любим». Класс должны понять, что происходит, как это называется и что это недопустимо.

Нужно стараться избегать распространённых ошибок при разговоре. Одна из них, давить на жалость, по отношению к жертве.

— Представляете, как ему/ей плохо, как он/она несчастен? Знаете, как тяжело ему/ей сейчас?

Вопросы надо ставить так, чтобы они смотрели на ситуацию глазами жертвы, сами примерили её роль на себя.

— Как вам было бы в такой ситуации? Что чувствовали бы вы?

Ещё одна распространённая ошибка, личные обвинения участников. Цель не найти виноватых и стыдить их. Это редко работает. При переходе на личности, включается защитная реакция «Я». Всё внимание, силы будут уходить на снятие с себя вины, цель доказать, что виноват кто-то другой, одноклассник или жертва. «Да он сам такой. Я тут вообще, ни причём. Это они издевались над ним».

Подобный подход расколет группу, создаст атмосферу взаимных упрёков и перекладывания вины на другого, что затруднит достижение цели рассматривать травлю как групповую, как проблему для всех. 

Можно рассказать, что группа — это больше чем человек. Каждый вносит в неё свою частичку, в одних обстоятельствах больше, в других меньше. Люди в группе становятся чем-то большим и другим, чем каждый по отдельности.

Как может заболеть один человек, так может заболеть и группа. Чтобы выздороветь надо каждому приложить немного усилий.

В итоге сделать предложение выздороветь всем вместе.

При благосклонном принятии группой, всего выше написанного, рекомендуют обсудить книги на тему травли, различные примеры, чтобы в непривлекательных персонажах дети узнали себя. Задумались, чем всё заканчивается. Мы же знаем, что отрицательный опыт будет у всех участников, а не только у жертвы.

Примеры зависят от возраста  детей. Обычно, если разговор подготовлен правильно, а не является спонтанным выплеском эмоций, дети отзывчивы к предложениям взрослого.      

4. АКТИВИЗИРОВАТЬ МОРАЛЬНОЕ ЧУВСТВО, ЗАДУМАТЬСЯ О СОБСТВЕННОМ ВКЛАДЕ.

На групповом уровне дети приняли, что их поведение было не правильным. Именно из-за этого группа болеет. Тут, возможно, формальное принятие проблемы, в угоду учителю, чтобы все успокоилось.

Задача этого этапа, сделать так, чтобы дети задумались и спросили себя — «Как я участвовал в травле? Что я делал?». Попробовали со стороны посмотреть на своё место в «стае» и оценили свои действия.

Не помню, кто рекомендовал, этот способ оценки личных вложений в буллинг, но он встречается в разных статьях. Стараюсь не вносить никакие изменения, но печатаю своими словами, по памяти.  

Оценка детьми собственного вклада в травлю. 

При готовности детей рассмотреть свои действия в травле, знакомим их с правилами оценки.

Создадим балльную систему:

1 балл  – «никогда в этом не участвую», показать один палец;

2 балла – «я иногда делал это, но потом всегда жалел», показать два пальца;

3 балла – «травил, травлю и буду травить, мне нравится», показать три пальца.


Пусть все одновременно покажут на пальцах одной руки, сколько баллов они себе поставили.

Ответ говорит о многом. О готовности группы — как выполняется. Об отношении к травле и насколько легко будет двигаться дальше – сколько троек будет показано. 

Если троек не будет совсем, даже у известных вам агрессоров, не стоит их при всех уличать во лжи. Наоборот, поддержать, обрадоваться, что вы верили, что в классе нет таких, кто считает, что унижать – это хорошо.

Показательные, провоцирующие три бала (обычно в подростковых группах), говорят, что добиться результата будет тяжелее и он не будет самым быстрым и лучшим из возможных.

Множественные три балла сигнал о дисфункциональности, о получении удовольствия от насилия и желания противостояния. 

Два балла хороший знак для работы. Этим они дают свою, личную оценку травли. Показатель готовности прекратить действия. Взрослым надо познакомить с новыми правилами взаимодействия в классе. 

У всех один балл. Показывает, что группа не готова к моральной оценке, возможно, непринятия проблемы. Или страх, что их накажут за личный вклад. Напомнить им, что это делается не для выявления виновных и их наказания. 

5. ДОГОВОР О НОВЫХ ПРАВИЛАХ ЖИЗНИ В ГРУППЕ Договор. 

До этого разговор строился о том, что происходит, что это не допустимо и как не надо. Если группа принимает, соглашается меняться (выздороветь), пора переходить к тому, что делать и как надо.

Если детям не дать новых моделей поведения, не показать примеров другого общения и способов реагирования, возможен возврат к старому. Если ребёнок не знает, как теперь поступать в данной ситуации, он растеряется, и сделает как раньше. Так он, хоть как-то может действовать.

Для перехода группы от дисфункциональной к функциональной, надо запустить новую групповую динамику. Совместными усилиями.

Простым языком сформулируйте новые правила. Например:

— Решаем все вопросы мирно, с помощью слов.

— Обходимся без драк. 

— Разговариваем без оскорблений.

— Каждый соблюдает правила.   

Количество не должно быть большим, 30 или 40 пунктов, ограничиться 10-15. Надо записать крупно правила группы, на большом листе ватмана. Можно каждому поставить свою подпись под правилами и повесить список в классе.

Это старый проверенный способ, используемый, в тренинговых, терапевтических группах для взрослых, в детских группах тоже прекрасно работает.

Сошлюсь на личный опыт. Когда собираю новую группу, то сначала знакомлю с правилами, которые надо соблюдать, в зависимости от совместных целей, затем заключается контракт. По ситуации, устный или письменный.  Делаю это в группах любого возраста.

6. МОНИТОРИНГ ИЗМЕНЕНИЙ. 

Если договор с классом достигнут, не значит, что больше ничего делать не надо. Изменения могут проходить тяжело и процесс требует времени. 
Взрослому, который непосредственно работает с детьми, надо деликатно направлять функциональное развитие группы.

Показывать заинтересованность, поддерживать, делиться мыслями о продвижении вперёд. Постоянно наблюдать и при благоприятной ситуации спрашивать, мнение детей.

В зависимости от  возраста  использовать различные техники. Информации об этом предостаточно.

7. ГАРМОНИЗИРОВАТЬ ИЕРАРХИЮ ГРУППЫ. 

Работа с группой на уровне ролей. Сделать так, чтобы не было жёстко закреплённых групповых ролей. Создать некую ролевую эстафету. Когда роли меняются в зависимости от стоящих задач. 

Каждому, за время обучения в классе, предоставить возможность побыть старостой, меняясь, через определённый срок.
Создавать такую деятельность, чтобы лидерство переходило от одного к другому. Ситуационное лидерство, основанное на знаниях необходимых при решении определённой задачи. Кто-то капитан команды в волейболе, другой в футболе. Когда делают классную газету ведущими становятся ученики, умеющие рисовать, другим доверить постановку танцев и т.д.

Педагогу придётся постараться, потому что достигнуть это, возможно, только при разнообразных, осмысленных занятиях, но тем крепче и здоровее будет группа. Когда предполагается длительная общая деятельность, более важным становится этот этап.

Если вы пришли к этому, это прекрасный результат! Возможно, такого достичь не получится. На это может повлиять много факторов, предшествующий опыт, возраст детей, готовность к изменениям.

Прийти к мирному и спокойному сосуществованию детей надо обязательно. Задача не простая, но точно достижимая. 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Явление травли в образовательном учреждении имеет не только негативную функцию. Буллинг, может , для руководства, как функцией сигнальной.

Ошибочно предполагать, что в этот раз достались такие дети, надо с ними поработать, они поменяются и все будет хорошо. Необходимо помнить, что дети приходят и встраиваются в систему, созданную взрослыми. 

Мой знакомый, служил в армии, ещё в СССР. За время службы, так получилось, сменил три войсковых части. В одной не было дедовщины, вообще, никакой. Через несколько месяцев, его командируют в другую часть, далеко от столицы.

Он попадает в очень жесткую ситуацию, где узнаёт все «прелести» службы, ночные побои, работа за дедов с утра до ночи, голод, роль шутов для развлечения старослужащих. Два солдатика не выдержали. Первый сбежал из части, второй сделал попытку суицида. 

Следует ещё одна смена части, третья по счёту. Там он и дождался окончания службы, дембеля. Дедовщина была, но такая умеренная, как он выразился в разумных пределах, без издевательств. 

Это пример созданной системы. Его командировали из части в часть. Прибыв в неё, он был вынужден подстраиваться под систему, без учёта его желания. Но, кто создал условия дедовщины? Непосредственный командир части. Почему, ответ найти можно, но сейчас это неважно. Он встраивался в систему и поступал, в зависимости от условий. 

В конце рассказа, он подытожил, что если бы служил всё два года в первой части, никогда не поверил в дедовщину. Всю жизнь думал, что это выдумки.

Пример про армию, не напоминает вам другой, написанный мною раньше. Когда жертва травли, мальчишка, переходит в другую школу. Он не меняется, остаётся тем же самым, с надуманными для травли «недостатками», не меняет своих мыслей и жизненных правил. Но в новом классе его принимают, он интересен, с ним общаются и нет буллинга.

Кроме детей, есть система, контекст, в который они встраиваются. Ещё один фактор, который редко рассматривают, разбирая буллинг. Для руководителя учреждения травля сигнал, к пересмотру системы. 

Взрослые тоже должны меняться, время идёт вперёд. Сменяются приоритеты, ценности, стили взаимодействия, поощрения и наказания. Детям интересуются и осваивают новые виды деятельности, нормы внешности, поведения. 

Но, как бы всё ни менялось, школа должна обеспечивать безопасность как детям, так и взрослым. Я специально не затрагивал обстановку, когда дети травят взрослого, такое тоже встречается.

P.S. При наличии заинтересованности (комментарии) к теме травли, добавлю практические материалы. 

Всего доброго, счастья вам!

One Comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *